Петербург Достоевского

Санкт- Петербург…  Этот город не раз становился действующим лицом русской художественной литературы. А.С.Пушкин сложил гимн великому городу в «Медном всаднике», лирически описал его великолепные архитектурные ансамбли, сумраки белых ночей в «Евгении Онегине»:
  Город пышный, город бедный,
Дух неволи, стройный вид,
Свод небес зелено - бледный,
Сказка, холод и гранит…
 

В.Г. Белинский в своих письмах признавался, как ненавистен ему Питер, где так тяжело и мучительно жить. Петербург у Гоголя – оборотень с двойным лицом: за парадной красотой скрыта бедная и убогая жизнь.

Свой Петербург и у Достоевского в романе «Преступление и наказание». Пейзажные картины города, сцены его уличной жизни, интерьеры «углов» - создают общее впечатление города, который враждебен человеку, теснит, давит его, создает атмосферу безысходности, толкает на скандалы и преступления…

 

Остановка 1
 

Федор Михайлович Достоевский… Великий русский писатель…

Книги Достоевского до сих пор одни из самых издаваемых на земном шаре. Почему благополучные жители европейских стран читают эти произведения, едут в северную нашу столицу, чтобы помимо сокровищ Эрмитажа и фонтанов Петергофа увидеть Петербург Достоевского? Все очень просто – великий писатель заставляет задуматься о смысле жизни обычного человека. Героев его произведений мучают те же вопросы, что и любого из нас сегодня: что я могу сделать в этой жизни, «тварь ли я дрожащая или право имею», стоит ли человеческое счастье слезинки замученного ребенка? На страницах произведений Достоевского люди любят, предают, раскаиваются, страдают, сопереживают. Он показал человека во всех его проявлениях: от низкого и подлого до высокого и благородного. Сущность человека, выбор жизненного пути – это проблемы затрагивают людей во всем мире, поэтому «язык» Достоевского понятен всем.

 
Остановка 2
 

Мы находимся в Кузнечном переулке, который примыкает к улице Достоевского. Небольшие, преимущественно деревянные домики этого района на глазах у Достоевского вытеснялись высокими кирпичными. Самый знаменательный из них, где сегодня находится музей-квартира, перед нами.

 В этом угловом четырехэтажном доме зимой 1846 года снимал 2 комнаты Федор Михайлович Достоевский. Весной он съехал с квартиры и только через 32 года вернулся сюда. Все квартиры в Петербурге были угловыми. Вероятно, ему легче жилось и работалось в здании, где из окон раскрывается более широкая перспектива, где больше света, воздуха. Из угловой квартиры можно наблюдать перекресток, который одновременно и сгусток городской жизни, и крест, как абсолютная точка отсчета. Тайный смысл «перекрестка» для Достоевского приоткрывается нам в словах Сони Мармеладовой: «Поди на перекресток,  поклонись  народу, поцелуй землю, потому что ты и пред ней согрешил».
 
Остановка 3
 
Мы находимся на Владимирском проспекте. Перед нами небольшой уголок XIX века: типичный переулок с соответствующим времени названием – Графский (здесь находилось домовладение графа Головина), и дом, чудом сохранившийся без изменений до наших дней. В нем будущий писатель почти четыре года, с 1842 по 1846 год, до переезда на Кузнечный переулок, снимал квартиру.
Остановка 4
 

Перед нами Пионерская площадь. Свое оформление и название она получила в 60-х годах XX века, когда к сорокалетию пионерской организации здесь был открыт Театр юных зрителей имени Александра Брянцева или просто - ТЮЗ. Это и оправдало название площади, поскольку основными юными зрителями тогда были пионеры.

В первое столетие существования Санкт-Петербурга в этом месте размещалось поселение лейб-гвардии Семеновского полка, и всю территорию называли в просторечии «Семенцы». Частью её был огромный Семеновский плац. Тут же, на Загородном проспекте, который проходил по краю плаца, стоял Введенский храм. Сейчас на его месте сквер напротив Витебского вокзала. В середине девятнадцатого века эта церковь, похожая на уменьшенную копию храма Христа Спасителя в Москве, была архитектурной доминантой района. Церковь была построена по проекту любимца Николая I - Константина Андреевича Тона, академика архитектуры, создавшего уникальный русско-византийский стиль. Введенский храм был полковым храмом «семеновцев», здесь хранились гвардейские реликвии. Однако в 1933 году храм был снесен, на его месте разбит сквер. Эта же участь постигла и все остальные храмы, спроектированные Тоном, включая храм Христа Спасителя.
Остановка 5
 

Место, в котором мы оказались, является одной из лучших иллюстраций к петербургским произведениям Достоевского. Уходящая в самое сердце города Гороховая улица, река Фонтанка и существующий с первых десятилетий основания Петербурга Семеновский мост. Сначала мост был деревянный, потом, в 1788 году, его заменили на каменный с разводным средним пролетом. На нем возвышались четыре башни с подъемными механизмами. Внешний вид «фонтанных мостов» напоминал и о том, что в то время по Фонтанке проходила граница молодого города. Всего мостов было 7, в первозданном виде сохранилось только два – мост Ломоносова (бывший Чернышёв) и Старо-Калинкин.

Здесь, на Семёновском мосту, есть уникальная возможность вернуться в прошлое, и увидеть, каким застал это место молодой Достоевский. Вверх по течению виден мост Ломоносова с теми самыми романтическими башнями. Правда, после своего возвращения из ссылки в 1859 году Федор Михайлович застал мост уже другим – старый каменный был разобран, башни исчезли, на прежних устоях появился новый металлический мост. Это было технологическим новшеством.
Остановка 6
 

Мы находимся в уникальном месте – на пересечении одной из старейших торговых площадей и одной из самых длинных улиц Санкт-Петербурга – Садовой. Район Сенной площади тесно связан с именами самого Достоевского и его литературных героев, глазами которых сегодня мы можем видеть ушедший XIX век. Оглянитесь вокруг и вслушайтесь в ритм этой части города: шумная, многолюдная масса копошащихся людей в окружении зданий и построек разного назначения и разных эпох. С трудом можно представить себе, что когда-то это была лесистая болотистая местность за чертой города.     
Площадь появилась в первой трети XVIII века, когда на участке были вырублены редкие деревья и кусты и разрешен торг сеном, соломой и дровами. По возникшему Сенному рынку получила впоследствии название и площадь, и улица, пересекающая ее. Но поскольку трасса этой улицы проходила вдоль загородных садов и огородов, в историю главная торговая и купеческая улица Петербурга вошла как Садовая.

Остановка 7
 

От Сенной площади берет начало важная городская магистраль – Московский проспект. Во времена Достоевского проспект носил название Забалканского. Отсюда начиналась дорога на Москву, Киев, а также в императорские резиденции - Царское Село и Павловск. Этой дорогой прибывало большинство гостей столицы и жители окрестностей. Натыкаясь на пестрый шумный Сенной рынок, крестьяне и купцы, не теряя времени, сразу же начинали торговлю. Широкий ассортимент товаров обуславливал низкие цены, рынок приобрел славу самого дешевого в столице. Соответственно, площадь стала гигантским скоплением низов петербургского общества.

Условия жизни в этом районе были невыносимые, учитывая санитарное состояние площади и его окраинное местоположение. Квартирная плата была низкой, а число квартиросъемщиков из малоимущих жителей – высоким. Доходные дома представляли собой настоящие трущобы, их яркое описание оставил бытописатель XIX века Всеволод Владимирович Крестовский. «…В громадных, многоэтажных, и не менее улицы грязных домах мигали огоньки в окнах, и фонари над входными дверями, означая собой целые ряды харчевен, трактиров, съестных, перекусочных подвалов, винных погребов, кабаков, … и тех особенных приютов, где лепится, прячется, болеет и умирает всеми отверженный разврат, из которого почти нет возврата в более чистую сферу и где знают только два исхода – тюрьму и кладбище».

Такие доходные дома представляли социальную опасность.
Остановка 8
 

Из района шумной Сенной площади мы попали в одно из самых известных литературных мест Петербурга – в Столярный переулок на Кокушкин мост – в мир литературных персонажей Гоголя, Лермонтова и Достоевского. Этот таинственный уголок города загадочным образом притягивал великих русских писателей. Попробуем выяснить, в чем кроется секрет этого притяжения.

Кокушкин мост, перекинутый через канал Грибоедова, был построен в конце 18 века одновременно с окончанием работ по возведению гранитных стенок на набережных канала. И мост, и, возможно, самый короткий в городе одноименный переулок названы по фамилии купца Кокушкина. В Петербурге ещё много таких мест, носящих имена ничем не прославившихся домовладельцев: знакомая нам Гороховая улица, Графский переулок, Лештуков и Харламов мосты и другие. История купца Кокушкина остается загадкой для петербургской истории: то ли дом его находился на углу Садовой улицы и Кокушкина переулка, то ли некогда он владел находившимся поблизости кабаком. Интересно, что мост именовался долгое время двояко – и Кокушкин, и Какушкин – и умудрился не раз попасть на страницы произведений русских классиков.

Остановка 9
 
Мы находимся на бывшей Малой Мещанской улице. В 1882 году, спустя год после смерти Достоевского, в связи с появлением на ней губернского казначейства, она получила свое современное название. С переименованием характер улицы не изменился, выглядела она по-прежнему: грязноватая, густо населенная петербургским людом третьей руки. Жители этой улицы стали прототипами литературных героев Достоевского. Подлинность их изображения не вызывает сомнений, так как писатель имел возможность наблюдать жизнь простого люда этого района в течение почти 7 лет. С сентября 1861 года по февраль 1867 он сменил на этой улице три квартиры.
Остановка 10
 

Каждый пытливый читатель, интересующийся творчеством Федора Михайловича Достоевского, непременно оказывается на скрещении Гражданской (бывшей Средней Мещанской) улицы и Столярного переулка по самому знаменитому адресу романа «Преступление и наказание». Этот угловой дом условно принято считать «домом Раскольникова».

Условно, потому что топографическая точность романа обманчива: писатель создавал свой Петербург, который очень похож на настоящий, но не тождественен ему. В своих книгах Достоевский меняет этажность реальных зданий, переносит их с одной улицы на другую, вводит легко разгадываемые названия. Например, название Николаевского моста, по которому идет Раскольников, он пишет полностью, а лежащего рядом Тучкова сокращает до первой и последней буквы. Все это для того, чтобы создать ощущение «самого умышленного и отвлеченного города в мире». И поэтому оказывается, что если прототип дома старухи-процентщицы однозначен, то домом Раскольникова мог бы быть любой из тех, что стоит в Столярном переулке.

Тем не менее, принято считать, что это дом № 19. На гранитной плите выбит соответствующий текст, сочиненный почетными гражданами Санкт-Петербурга Дмитрием Лихачевым и Даниилом Граниным: «Дом Раскольникова. Трагические судьбы людей этой местности Петербурга послужили Достоевскому основой его страстной проповеди добра для всего человечества».
Остановка 11
 

Гражданская улица привела нас на Вознесенский проспект. В первые десятилетия существования Санкт-Петербурга на его месте проходила дорога, которая вела из центра города - от Адмиралтейства – в направлении Пскова и Нарвы. Так как путь этот лежал мимо кладбищенской церкви Вознесения Господня, то официально дорогу стали называть Вознесенской. Церковь Вознесения в советское время была уничтожена, сегодня на ее месте казенное здание школы. Но память о храме сохраняет не только Вознесенский проспект, но и одноименный мост, на котором мы сейчас находимся. Это один из мостов, переброшенных через канал Грибоедова.

Необычайный по своей живописности канал был проложен по руслу с характерным названием Кривуша во время правления Екатерины II и по ее личному указанию.

Здесь писатель разворачивает многие сцены романа «Преступление и наказание». Водная гладь, петляющая лента канала, разнообразные мосты, неширокие набережные с близко подступающими рядами домов - все это создает поэтичную, камерную атмосферу, в которой зарождается особое внутреннее состояние многих героев. Родион Романович в своих лихорадочных блужданиях по городу испытывает на себе водное притяжение, он любит останавливаться на мостах и подолгу всматриваться в мутные воды канала.

Остановка 12
 

Особой достопримечательностью оживленной Садовой улицы является Юсупов сад. Это самый настоящий оазис, расположенный у начала проспекта Римского-Корсакова, бывшего Екатерингофского. Пейзажный парк был разбит при усадьбе старинного рода Юсуповых, которые получили этот земельный участок еще в эпоху Петра Первого.

В XIX веке усадьба Юсупова была куплена в казну для размещения Института корпуса инженеров путей сообщения, а часть парка открыта для публики. Внимание жителей и гостей города привлекал созданный в саду первый в городе общественный каток. Известность Юсупова сада не могла быть незамеченной и Достоевским: писатель неоднократно упоминает его в романе «Преступление и наказание». Родион Раскольников, направляясь к старухе и проходя мимо Юсупова сада, «…даже очень было занялся мыслью об устройстве высоких фонтанов и о том, как бы они хорошо освежали воздух на всех площадях. Мало-помалу он перешел к убеждению, что если бы распространить Летний сад на все Марсово поле и даже соединить с дворцовым Михайловским садом, то была бы прекрасная  и полезнейшая для города вещь».
Остановка 13
 

Мы находимся у того самого дома, которому суждено было стать роковым для героя романа «Преступление и наказание». В историю литературного Петербурга он вошел как дом ростовщицы Алены Ивановны. Вспомним, что испытывал Раскольников на этом месте: «С замиранием сердца и нервною дрожью подошел он к преогромнейшему дому, выходившему одною стеной на канаву, а другою в -ю улицу.…». Опущенное писателем название улицы – Средняя Подъяческая. Можно утверждать, что адрес Алены Ивановны определяется в этих строках абсолютно точно: другого хоть сколько-нибудь близкого по описанию «здания-утюга» в этом районе нет.

Главное трагическое событие романа происходит в этом типичном доходном доме. В связи с большим притоком населения в столицу, вызванным развитием частного предпринимательства, увеличением количества высших учебных заведений, развитием железных дорог, доходные дома становились единственной возможностью решения «жилищного вопроса».
Остановка 14
 

Наша прогулка по Петербургу Достоевского заканчивается в одном из самых живописных уголков Петербурга – в Коломне, у Никольского собора, на пересечении двух удивительно непохожих друг на друга каналов: Крюкова и Грибоедова.  Крюков канал, несмотря на название, абсолютно прямой и, говоря словами Достоевского, «умышленный». Усилиями Семена Крюкова, лично известного государю Петру Великому, канал был прорыт между Невой и Фонтанкой в первой трети 18 века и навсегда сохранил для истории имя знатного подрядчика. Канал же Грибоедова, некогда бывший речкой Глухой или Кривушей, в отличие от Крюкова живописно петляет через всю центральную часть Петербурга. В свое время Екатерина II не пожалела более миллиона рублей из казны на его благоустройство, хотя ее окружение предлагало более простое решение – просто засыпать жалкую речку.

Этот необычный водный перекресток – редкость даже для Петербурга, насыщенного водными артериями. Стоит вспомнить взгляд Достоевского на перекресток как на символ креста, духовного очищения.  И в центре этого водного креста, среди красот Коломны, умиротворяется душа человека. К этому ощущению всегда стремился и сам Достоевский, и этого же чувства умиротворения так не хватало его героям.
 
   
Все права защищены ©   Создание сайта: вебстудия Site-dom.ru